о палате

Процедура регистрации организации в Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции РФ была завершена 26 мая 2010 года - основной государственный регистрационный номер 1107799017556.

Мероприятия

17 июля 2019 г.

О заведомо ложных показаниях и(или) выводах в заключении судебного эксперта!


Вниманию всех членов Ассоциации судебных экспертов «Национальная палата судебной экспертизы», физических и юридических лиц, сертифицированных Ассоциацией «Судэкспертиза» в «Система добровольной сертификации судебных экспертов, организаций и лабораторий, оказывающих услуги в области судебной экспертизы»!!!

Приговором Адлерского районного суда г. Сочи от 14.11.2018 г. Тарасевич П.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ. Это первый случай в практике Ассоциации, поэтому рекомендуем экспертам вспомнить о своем месте в системе правосудия, о своей ответственности перед обществом.

Напоминаем текст ст. 307 УК РФ:

УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, -

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)»

В соответствии с практикой расследования преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, все ошибки, которые могут присутствовать в заключении судебного эксперта, а также допущенные в показаниях эксперта при допросе в суде, можно разделить на влияющие на результат экспертизы и не влияющие на результат экспертизы. Первые делятся на технические ошибки или заблуждения и заведомо ложное заключение. Именно заведомо ложные заключения рассматриваются ст. 307 УК РФ, где моментом совершения преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ в отношении эксперта, является момент принятия судом решения, основанного на экспертизе, по делу, в рамках которого была произведена данная экспертиза. До принятия решения суда ответственность за заведомо ложное заключение не наступает, если эксперт признается, что заключение содержит ошибки, важные для вынесения решения по делу.

Заведомость ложного заключения доказывается следствием. Напомним, что принимая к производству порученную судом экспертизу, в силу п. 6 ст. 57 УПК РФ, ч. 1 ст. 85 ГПК РФ, ч. 7 т. 49 КАС РФ и ч. 4 ст. 55 АПК РФ, эксперт подтверждает наличие у него специальных знаний, необходимых для проведения порученной ему экспертизы, тем самым давая косвенное доказательство, что ошибки, имеющие место, скорее всего не являются случайными.

Не будем вдаваться в подробности доказывания уголовного преступления, укажем, что важнейшими вопросами являются факт нарушения права против правосудия (принятие решения судом с использованием выводов эксперта) и доказанная заведомость ложного заключения. Обращаем внимание на то, что при доказывании заведомости ложного заключения мотивы не исследуются вовсе. В случае наличия прямых доказательств факта взятки, преступление, как правило, квалифицируется по иным статьям, т.к. это облегчает доказывание.

Судебный эксперт готовит доказательство по делу. Поэтому выводы эксперта должны быть доказаны в соответствии с процессуальными нормами и правилами формальной логики. Никакого мнения эксперта, внутреннего убеждения эксперта и т.п. не существует, пока это мнение не будет подтверждено доказательствами.

Эксперт Тарасевич П. В. выполнял экспертизу при рассмотрении гражданского дела о признании законной самовольной постройки по основаниям ст. 222 ГК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 222 ГК РФ:

ГК РФ Статья 222. Самовольная постройка (часть 3)

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий:

- если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта;

- если на день обращения в суд постройка соответствует установленным требованиям;

(в ред. Федерального закона от 03.08.2018 N 339-ФЗ)

- если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 13.07.2015 N 258-ФЗ)

Следует помнить, что в гражданском судопроизводстве существует презумпция добросовестности государственного чиновника. Поэтому для того, чтобы вступать в противодействие мнению, основанному на документах, подготовленных государственными специалистами, необходимо обладать не только знаниями, но большим опытом, в т.ч. процессуальным. И уж, во всяком случае, нельзя допускать никаких «натяжек» при доказывании соблюдения трех условий, позволяющих признать самовольную постройку законной. Обоснование признаков наличия указанных условий должно быть доказано с особой тщательностью.

Обращаем внимание на то, что в целом оценка этих условий носит правовой характер, хотя ряд факторов имеет критерии, основанные на специальных знаниях. Как правило, вопросы эксперту формулируются путем прямого цитирования перечисленных выше условий без выделения факторов, подтверждение которых относится к сфере специальных знаний.

В соответствии с процессуальным законодательством (основания для назначения экспертизы, права и обязанности эксперта и т.п.) эксперт обязан отвечать на вопросы в пределах своей компетенции и специальности. Признание факта нарушения права, вины и все другие волевые решения относятся к исключительной компетенции суда, но часто они имеют критерии, основанные на специальных знаниях. В таких случаях эксперт обязан говорить о признаках наличия фактов и обстоятельств, которые могли бы быть основанием для принятия решения в соответствии с той или иной нормой материального или процессуального права, и эти признаки основаны на специальных знаниях. Проф. Орлов Ю.К. рекомендовал избегать употребления даже слова «нарушение», в т.ч. в отношении технологии  работ, т.к. в области права оно несет в себе оттенок волевого решения.

В связи с вышеизложенным рекомендуем обратить внимание на тщательный подбор достоверных аргументов при доказывании выводов. Само доказательство необходимо помещать в исследовательскую часть заключения эксперта. Рекомендуем проводить более тщательное обследование объекта экспертизы с использованием инструментальных измерений в объеме, необходимом для решения экспертных задач. Рекомендуем прямо и с соответствующим обоснованием указывать в заключении эксперта критерии, которые используются при решении экспертных задач и оценок. Это позволит избежать многих ошибок, которые допускают эксперты.

Надеемся, что инцидент с экспертом Тарасевичем П.В. останется единственным в нашей практике. Нет ничего более ценного для судебного эксперта, чем авторитет и доброе имя.

 



‹‹‹ Все мероприятия